Переезжаем перекрестки и переходы

Переезжаем перекрестки и переходы

  Именно в этих местах происходят наиболее ожесточенные кон­фликты между водителями и сотрудниками ГАИ, здесь составляется наибольшее количество протоколов о нарушениях ПДД. Причины конфликтов, как правило, однотипны: обвинение со стороны ин­спектора в том, что водитель проехал регулируемый перекресток на запрещающий сигнал, создал помеху водителю, имеющему преиму­щество, на нерегулируемом, или не пропустил пешеходов на нерегу­лируемом переходе.

   Начнем с первой ситуации.

  Здесь нужно сразу оговориться: водители, конечно, не святые. Но все же жить, как правило, хотят. Потому случаи откровенного проезда на красный встречаются нечасто, да и спорной такая ситуа­ция является редко. Конфликты возникают в тех случаях, когда во­дитель проезжает перекресток после переключения зеленого сигнала на желтый (красный) или подачи соответствующего сигна­ла регулировщиком.

  Между тем, в самих ПДД есть ряд положений, которые водитель может использовать для своей защиты.

  Во-первых, в определении перекрестка (П.1.10ПДД) чет­ко указаны его границы: это - начало закруглений краев проез­жих частей. Кроме того, согласно п. 16.8 ПДД, водитель выехавший на перекресток на разрешающий сигнал, дол­жен выехать в намеченном направлении независимо от сигнала светофора на выезде (за исключением случаев наличия там стоп-линий).

  Это значит, что если водитель, выезжающий на перекресток, за­метил изменение сигнала светофора, когда его транспортное сред­ство хотя бы незначительно выехало на участок дороги, где край проезжей части имеет закругление, он обязан продолжать движение через перекресток. Более того: водители, которые намереваются начать движение на разрешающий (для них) сигнал, обязаны, в со­ответствии с п. 16.5 ПДД, уступить ему дорогу!

  Теперь вспомним, как работают сотрудники ГАИ, фиксируя на­рушения подобного рода. Они, как правило, располагаются за пе­рекрестком и уже там останавливают водителей, нарушивших, по их мнению, правила проезда этого перекрестка. Такой метод рабо­ты является в этой ситуации естественным, но имеет один недоста­ток: находящийся за несколько десятков метров от противоположной границы перекрестка инспектор чаще всего просто не имеет возможности точно определить (а это определяет­ся визуально), пересекло ли транспортное средство в момент сме­ны сигнала воображаемую линию границы перекрестка (а иногда даже находящуюся там стоп-линию). Этому препятствует угол, под которым инспектор вынужден осматривать противоположную от него границу перекрестка.

  Водитель, находящийся непосредственно рядом с ней, имеет возможность определить местоположение своего транспортного средства куда точнее. На это в спорной ситуации можно указать ин­спектору. А в случае, если тот все-таки составляет протокол, ука­зать на данные обстоятельства в своем объяснении.

  Позднее, когда дело будет передано для рассмотрения судье, по­следнему нужно будет наглядно продемонстрировать этот тезис. И путь для этого есть.

  Одно из предусмотренных КоАП прав лица, привлекаемого к административной ответственности, — заявлять хода­тайства. И перед рассмотрением дела нужно направить в суд (луч­ше всего заранее, заказной почтой) ходатайство об истребовании из соответствующих служб (например, дорожных) планов данного пе­рекрестка с указанием ширины проезжих частей, тротуаров и т.п. И еще — о вызове в заседание инспектора, составившего протокол.

  В заседании ему, вызванному в качестве свидетеля, можно бу­дет задавать вопросы. И в том числе попросить его указать на схе­ме перекрестка место, где он стоял, и место, где находилось транспортное средство в момент «нарушения». А потом, с учетом обозначенных на схеме размеров, попросить определить расстоя­ние между этими точками.

  По опыту: это расстояние практически никогда не бывает мень­ше 30—40 метров. А значит, всегда можно заронить у судьи сомне­ние в том, что инспектор на таком расстоянии точно определил, пересек ли автомобиль границу перекрестка в момент переключе­ния сигнала светофора. Потому что восприятие инспектором этого факта (вернее, целой совокупности фактов) всегда является субъек­тивным.

  А постановление суда должно базироваться на исключительно точных данных. Согласно ст.62 Конституции Украины, обвине­ние (в т.ч. и в нарушении ПДД) не может быть основано на предположениях. Между тем, утверждение инспектора, что в момент переключения сигнала светофора водитель еще не выехал на перекресток, может являться только его личным предположе­нием, а не объективной истиной. (Понятно, это не относится к случаям, когда в момент переключения водитель, находился в не­скольких десятках метров от перекрестка — тут все видно нево­оруженным глазом.)

  Более того п.8.11 ПДД прямо предусматривает, что водитель, кото­рый при включении желтого сигнала светофора или под­нятии руки регулировщика не может остановить в надлежащем месте транспортное средство без примене­ния экстренного торможения, имеет право двигаться дальше при условии обеспечения безопасности движения. При этом водитель, по сути, определяет сам, будет ли в таком случае торможение экстренным или нет, может ли он остановиться без применения именно экстренного торможения. Это зависит от це­лого ряда параметров — категории, типа и характеристик транс­портного средства, его загрузки, состояния дороги и т.п.

  Но это не все. Из более детального анализа норм ПДД вытека­ет, что в такой ситуации водитель не только имеет право, но и, по сути дела, обязан продолжать движение.

  Пп. «г» п. 12.9 ПДД водителю запрещается резко тормозить. Кроме одного-единственного случая — когда без этого невозможно предотвратить ДТП.

  Поэтому в ряде случаев, когда смена сигналов светофора (или регулировщика) застает водителя в непосредственной близости от границы перекрестка, он имеет полное право на этот перекресток выехать (а потом в соответствии с п. 16.8 его покинуть). Во-пер­вых, для того, чтобы остановить транспортное средство до пере­крестка, должно требоваться экстренное, резкое торможение (а это водитель, как мы уже установили, определяет сам, в зависи­мости от скорости, массы своего транспортного средства, состояния дороги и многих других факторов). Правда, это может не относить­ся к светофорам, предупреждающим о переключении на запрещаю­щий сигнал путем подачи мигающего зеленого сигнала. Хотя и в этом случае спорные моменты неизбежны, в зависимости от про­должительности включения мигающего сигнала. Во-вторых, в слу­чае неприменения такого торможения не должно возникать опасности ДТП (например, на пересекаемой дороге нет транспорт­ных средств или четко видно, что начать движение они не успевают) либо его можно избежать другим способом. Здесь нужно особо об­ратить внимание: пп. «г» п. 12.9 ПДД разрешает применять резкое торможение только в случаях, когда без этого невозможно избежать ДТП, т.е. это средство является единственным. Поэтому в случае, если существует иная возможность, водитель, выходит, не только имеет право, но и обязан продолжать движение.

  Какой может быть эта «иная» возможность избежать ДТП?

  В соответствии с п. 1.4 ПДД, каждый участник движения вправе рассчитывать, что и другие участники движения будут соблюдать требования Правил. Из этого и должен исходить водитель, соблю­дая требования пп. «г» п. 12.9 ПДД и зная, что водители, начинаю­щие движение по пересекаемой дороге, должны уступить ему дорогу на основании п. 16.5 ПДД.

  Другое дело, если к моменту приближения к перекрестку транспортные средства уже выехали на него с пересекаемой до­роги. Тут уже торможение необходимо и оправданно, хотя бы и резкое. Без него предотвратить ДТП в такой ситуации действи­тельно невозможно.

  Короче говоря, в конечном итоге каждому водителю здесь прихо­дится полагаться на свою оценку дорожной ситуации и здравый смысл. Конечно, речь не идет о призывах откровенно «лететь на желтый». Но если дорожная ситуация сделала это неизбежным, во­дитель не может считаться нарушителем ПДД.

  Вот на все это и необходимо обратить внимание инспектора. (Для этого нужно иметь в автомобиле экземпляр Правил, чтобы можно было прямо на месте показать нужные пункты.) А если со­трудник ГАИ все же составляет протокол, то дать пись­менные объяснения. Например: «В момент переключения сигнала светофора с зеленого на желтый находился при­близительно в 15м от границы перекрестка. Поэтому тор­можение с целью предотвратить выезд на перекресток было бы очень резким, экстренным (со скорости 50-60 км/ч, разрешенной в населенном пункте). Согласно п.8.11 ПДД, в данной ситуации я имел право продолжать движение. Даже в случае, если бы это торможение удалось осуществить без выезда за границу перекрестка, это было бы нарушением пп. «г» П.12.9ПДД, т.к. имелась другая воз­можность предотвратить ДТП — соблюдение другими во­дителями п. 16.5 ПДД, на что я, в соответствии сп.1.4 ПДД, имел право рассчитывать. Резкое торможение в данной си­туации могло привести к столкновению с идущим сзади ав­томобилем. Поэтому считаю свои действия не просто правомерными, а единственно соответствующими требо­ваниям ПДД в данной дорожно-транспортной ситуации». Следующая ситуация - это невыполнение требования ПДД ус­тупить дорогу другому транспортному средству на нерегулируемом перекрестке.

  И здесь следует отличать случаи, когда ситуация действительно становится аварийной (то есть водитель, имеющий преимущество, действительно был вынужден резко тормозить или маневрировать) от тех, когда реальной опасности ни для кого создано не было. В по­следнем случае водитель, обвиненный в нарушении ПДД, вполне может доказывать свою правоту. И для этого есть основания.

  Пп. 16.11 и 16.12 ПДД, регламентирующие поведение во­дителя при проезде нерегулируемых перекрестков, базиру­ются на понятии обязанности *уступить дорогу». П. 1.10 ПДД определяет это понятие так: «Требование к участнику дорож­ного движения не продолжать или не возобновлять движение, не осуществлять никаких маневров (за исключением требования осво­бодить занимаемую полосу движения), если это может вынудить других участников дорожного движения, имеющих преимущество, изменить направление движения или скорость».

  Таким образом, если действия водителя не вынуждают никого изменять направление движения или скорость, о са­мом применении понятия «уступить дорогу» не может быть и речи.

  А что означает - вынудить?
Очевидно, что менять скорость или маневрировать вынужден тот участник движения, для которого созданы препятствие или опас­ность. Иначе говоря, если обстановка стала аварийной.

  Ситуации, когда опасности можно избежать спокойными, плав­ными маневрами или торможением, возникают довольно редко. Как правило, о «вынужденном» маневре или торможении приходится говорить тогда, когда они были резкими, экстренными.

  А если имеющий преимущество водитель оказался вынужден применить резкое, экстренное торможение, то, как мы уже знаем, это был единственный способ избежать ДТП. В противном случае он сам предстает нарушителем пп. «г» п. 12.9 ПДД.

  Иначе говоря, если существовал иной, кроме применения имеющим преимущество водителем резкого торможения, вариант, при котором ДТП не происходило, — говорить о неисполнении требования уступить дорогу нельзя. Если, на­пример, тот, кто имел преимущество, тормозил «с перепугу», а фак­тически транспортные средства могли разъехаться. И для определения, было ли нарушение ПДД и с чьей стороны, в принци­пе, неважно расстояние — десять метров, два или полметра...

  Как определить, было ли ДТП неизбежным, была ли реальной опасность?

  Идеальный вариант — назначение с этой целью автотехнической экспертизы. Но это, во-первых, практически нереально (эксперти­за не всегда назначается даже по делам о происшедших ДТП). Во-вторых, даже эксперт далеко не всегда в состоянии дать по подобным опросам категорическое заключение. Причем это не ви­на экспертов - слишком часто для дачи заключения просто не хва­тает необходимых данных, которые можно установить только на месте происшествия или с помощью воспроизведения обстановки и обстоятельств события, которое обычно проводится по уголовным делам (а оформлявшие ДТП сотрудники ГАИ этого не сделали). А на предположениях, как мы помним, никакое обвинение основываться не может.

  Не всегда, но в некоторых случаях (когда ситуация более или ме­нее явная), может быть достаточно и пояснений того участника дви­жения, которому была создана помеха. Но сотрудник ГАИ останавливает его крайне редко, не говоря уже о надлежащем оформлении документов. (А с учетом того, что, как показано выше, остановка транспортного средства — это, по сути, задержание води­теля и пассажиров, законность таких действий по отношению к во­дителю, не совершавшему нарушений, вообще выглядит крайне сомнительно.) Поэтому часто, пока предполагаемый нарушитель общается с инспектором, тот никем не опознанный, кому не уступи­ли дорогу, растворяется в дорожном потоке.

  И вот здесь предполагаемый виновный в создании помехи вправе потребовать: «А укажите мне на того, кто был вынужден тормозить! И докажите, что он вообще тормозил и что это именно я его вынудил. А пока он этого сам не сказал (или не написал), может быть, он вполне мог спокойно со мной разминуть­ся! А притормозил (если вообще притормозил — лично я этого не видел) по совершенно другой причине. Например, на секунду в гла­зах потемнело, или электрооборудование в машине дало сбой...»

  Если эти аргументы действия не возымели, то их, опять же, име­ет смысл отобразить в своих пояснениях к протоколу об ад­министративном правонарушении...

  Как показывает практика, судьи относятся к исследованию и оценке доказательств куда аккуратнее и ответственнее, чем сотруд­ники ГАИ...

  Наконец, следующая ситуация, которую необходимо здесь рас­смотреть, — это попытка инспектора наказать водителя за наруше­ние правил проезда пешеходных переходов.

  При малейшем подозрении на нарушение водителем приоритета пешеходов большинство сотрудников ГАИ впадает прямо-таки в священную ярость. Отношение к подобному нарушению обычно бы­вает куда более жестким, чем к какому-либо другому (за исключени­ем разве только управления транспортным средством в нетрезвом состоянии). Складывается впечатление, что защита интересов пе­шехода - один из высших приоритетов автоинспекции. Но не следу­ет забывать: самим своим появлением на свет служба ГАИ обязана именно наличию автомобилей и дорожного движения. Не будет их — и надобность в такой структуре отпадет сама по себе...

  Мало того. Ситуация на наших дорогах такова, что сами пешехо­ды могут создавать любые помехи движению транспорта где угодно. В местах, предусмотренных ПДД (где пешеходам предоставлены ог­ромные преимущества, с точки зрения автора этих строк, неоправ­данно большие), и в других местах, где выход пешеходов на проезжую часть является нарушением ПДД. Это происходит с попу­стительства той же ГАИ, которая пешеходов, в отличие от водите­лей, по сути, не наказывает, что бы они ни сотворили...

  К этому добавим наличие в наших ПДД пресловутого п. 12.3, обязывающего водителя принимать меры к снижению скорости вплоть до остановки или объезду, даже если создающий помеху или опасность (тот же пешеход) сам явно нарушает ПДД. Получается, что из-за таких вот безнаказанных нарушителей водитель вынуж­ден рисковать жизнью своей и своих пассажиров, да и других участ­ников движения (неизвестно, какими будут последствия экстренного торможения или маневра). Такое впечатление, что нам пытаются навязать «заячий» стиль вождения: стоит увидеть пеше­хода, и водитель вынужден останавливаться или уворачиваться, не­зависимо от того, имеет ли право пешеход переходить в этом месте проезжую часть. А «пугалом» служит соответствующая статья Уго­ловного кодекса, карающая за нарушение ПДД, закончившееся на­несением телесных повреждений или смертью потерпевшего. При этом независимо от последствий своих действий пешеход-наруши­тель остается обычно безнаказанным. По крайней мере, даже очень опытные судьи не могут припомнить случая, чтобы он был как-то наказан или хотя бы возмещал материальный ущерб от воз­никшего по его вине ДТП...

  Причем таким же образом к проблеме относится, увы, и обще­ственное мнение (очевидно, с подачи тех же правоохранительных органов). Здесь доходит до абсурда.

  Для примера возьмем случай, о котором было написано в попу­лярной газете. Два сотрудника ГАИ на служебном автомобиле в ночное время преследовали водителя, не подчинившегося сигналу об остановке. Перед милицейским автомобилем на дорогу выскочил пешеход. Чтобы избежать наезда, инспектор, находившийся за ру­лем, направил автомобиль в столб. В результате сам он погиб, а вто­рой сотрудник ГАИ получил тяжелейшие травмы («Комсомольская правда» в Украине», 11.01.2002 г., с. 13).

  История трагическая. Но какой же вывод делает из нее автор публикации?

  Выводы такие: дескать, когда найдут водителя, которого пресле­довали инспекторы, как жаль, что отвечать ему придется только за неподчинение их сигналам (если не окажется причастным к пре­ступлению). Из этого следует, что именно этого водителя автор счи­тает, по меньшей мере, косвенно виновным в происшедшем... Можно только предположить, что такая точка зрения сформирова­лась не без участия самих сотрудников ГАИ.

  Странно другое. Почему ни они, ни автор публикации не поста­вили вопрос о розыске и наказании пешехода? Ведь прямой винов­ник трагедии именно он.

   Судя по фотографии, помещенной в газете, автомобиль ГАИ, на котором осуществлялось преследование, имел специальную окрас­ку и оборудование. И во время преследования наверняка применя­лись специальные сигналы. Так что не видеть автомобиля ГАИ пешеход не мог (тем более, уточним, прямо перед ним по этому уча­стку дороги проехал другой, преследуемый автомобиль).

  Теперь посмотрим, сколько пунктов ПДД нарушил в данном случае пешеход. В нарушение п.4.4 в темное время суток не вы­делил себя на фоне дороги (сделай он это, сотрудник ГАИ, нахо­дившийся за рулем, мог бы заметить его раньше, тогда, возможно, аварии удалось бы избежать). В нарушение п.4.7 пе­шеход переходил дорогу в не предназначенном для этого месте. В нарушение пп. «а» и пп. «б» п.4.14 вышел на проезжую часть, не убедившись в отсутствии транспортных средств, причем сделал это внезапно. (О последнем можно судить по тому, что находив­шийся за рулем сотрудник ГАИ, судя по статье, отличный води­тель, был вынужден, избегая наезда, применить экстренный маневр и не справился при этом с управлением.) И, наконец, са­мое главное: в нарушение п.4.13 ПДД пешеход не воздержался от перехода улицы, несмотря на приближение патрульного авто­мобиля ГАИ, оснащенного спецсигналами...

  Итак, ситуация: в результате нарушения множества пунктов ПДД пешеходом произошло ДТП, в результате которого один со­трудник милиции погиб, другой получил тяжелые травмы. Казалось бы, это прямой повод этого пешехода разыскать и применить к нему статью Уголовного кодекса-, которой предусмотрены такие действия. Хотя бы для того, чтобы показать: пешеходы тоже должны нести от­ветственность за то, что они творят на дороге. Однако из статьи не видно, чтобы это кто-нибудь пытался делать. Напротив, в этой ситу­ации корреспондент, вслед, видимо, за сотрудниками милиции (в статье выражается благодарность за помощь в подготовке материа­ла начальнику милицейской пресс-службы), считает виновным в происшедшей трагедии ... водителя преследуемого автомобиля! Так привычнее?

  Точка зрения автора этих строк (никому, впрочем, ее не навязы­ваю): пешехода вообще нельзя считать полноценным участником движения. Хотя бы в силу того обстоятельства, что даже незначи­тельное происшествие с его участием заканчивается нанесенными ему же травмами, причем, как правило, серьезными...

  Но, разумеется, мы вынуждены на дороге руководствоваться действующими Правилами. То есть предоставлять пешеходам пре­имущество в движении в указанных ПДД случаях.

  Однако у ситуации, когда сотрудники ГАИ столь рьяно защища­ют права пешеходов, есть и оборотная сторона. А именно: получи­ла, увы, распространение практика расширительного толкования обязанности водителя пропускать пешехо­дов. И, соответственно, попыток необоснованно привлечь водителя к административной ответственности.

  Согласен: случается, что водитель выезжает на переход, распу­гивая пешеходов клаксоном и чуть ли не продираясь сквозь них. По ныне действующим ПДД - это нарушение (иное дело, что во многих местах иначе не проедешь, например, на нерегулируемых переходах, расположенных возле рынков, где люди идут через дорогу сплошной стеною; «пропускать пешеходов», ожидая возможности проехать в соответствии с ПДД, здесь можно и час, и два, и три...)

  Но часто водителей штрафуют в иных ситуациях: когда в момент проезда перехода на нем действительно был пеше­ход, но переходил он при этом совсем иную полосу движения, находясь в нескольких метрах от автомобиля. И водитель с пешеходом имеют возможность спокойно разминуться. Для сотрудника ГАИ самого факта одновременного нахождения их на переходе бывает достаточно...

  На самом деле в таком случае в действиях водителя наруше­ния ПДД нет. И это необходимо попытаться доказать инспекто­ру, а если не удалось — отразить свои пояснения в протоколе.

  Согласно п. 18.1 ПДД, приближаясь к нерегулируемому пе­шеходному переходу, на котором находятся пешеходы, водитель должен снизить скорость, а в случае необходимости — остано­виться, чтобы уступить дорогу пешеходам. Но не любым, а тем, для которых может быть создано препятствие или опасность.

  В этом пункте есть два важных положения. На одно мы уже обратили внимание. А другое состоит в том, что, согласно Пра­вилам, обязанность водителя предпринять указанные выше меры возникает только тогда, когда пешеходы уже находятся на переходе в момент, когда водитель к нему приближается. Но никак не тогда, когда пешеходы схо­дят с тротуара, а машина уже находится практически (или непо­средственно) на переходе, и резко остановить ее, чтобы пропустить пешеходов, либо вообще невозможно, либо опасно. Во всяком случае, если в момент приближения водителя к пере­ходу пешеходов на нем нет — путь открыт. И можно смело дока­зывать инспектору (и писать в своих объяснениях): «В момент моего приближения к переходу пешеходов на нем не было, они еще находились на тротуаре, и потому обязанности пропустить их в соответствии с п. 18.1 ПДД не возникло».

  По-другому ситуация складывается обычно на дорогах, имею­щих несколько полос для движения в каждом направлении, «пере­черкнутых» пешеходным переходом. (Целесообразно ли останавливать таким образом мощный поток транспорта на подоб­ных дорогах, оставим сейчас «за кадром».) Водитель движется, на­пример, по третьей полосе для движения в данном направлении. На первой полосе, точнее, на пересекающем ее участке перехода, нахо­дится пешеход. Водитель проезжает переход, а за переходом его ос­танавливает инспектор и утверждает, что этому пешеходу водитель обязан был уступить дорогу.

  Так ли это? Не так. Водитель должен уступить дорогу только тем пешеходам, для которых может быть создано препятствие или опасность.

  Откроем п. 1.10 ПДД и посмотрим, что такое опасность для движения. Это — «изменение дорожной обстановки (в том чис­ле появление движущегося объекта, приближающегося к поло­се движения транспортного средства или пересекающего ее) или технического состояния транспортного средства, угрожающее безопасности дорожного движения и вынуждающее водителя немедленно снизить скорость или остановиться...» А препятст­вие для движения - это «неподвижный объект в пределах поло­сы движения транспортного средства или объект, движущийся попутно в пределах этой полосы ... и вынуждающий водителя ма­неврировать или снижать скорость вплоть до остановки транс­портного средства».

  Таким образом, если быть формалистами, то можно доказывать, что понятия препятствия и опасности для движения, в принципе, не относятся к пешеходам — они применимы только к водителям транспортных средств, что совершенно недвусмысленно вытекает из самих ПДД. И применять их по аналогии вряд ли уместно.

  Но суть не в этом. Если даже распространить эти понятия на пешеходов, получается, что если вероятность наезда от­сутствует, то и обязанности пропускать пешехода у водителя нет. Такая обязанность возникает в том случае, ес­ли пешеход вынужден остановиться, т.е. прекратить переход до­роги, или же изменить направление движения для того, чтобы избежать наезда проезжающего переход транспортного средст­ва. По сути, водитель предстает нарушителем Правил только в двух случаях: если он сбил пешехода или если этот пешеход был принужден на переходе уворачиваться от автомобиля. Если же в момент проезда автомобиля пешеход спокойно пересекал иную полосу и ни один из участников движения не создавал помех дру­гому, нет никакого повода наказывать водителя — в такой ситу­ации тормозить он не был обязан.

  То же самое касается и обязанности уступить дорогу пешехо­дам, заканчивающим переход на регулируемом переходе или пе­рекрестке, а также пешеходам, переходящим на перекрестке проезжую часть, на которую водитель поворачивает (пп.16.2 и 18.2 ПДД). Эта обязанность возникает только в случае, если продолжение движения транспортного средства вынудит пешехо­да изменить скорость или направление движения (см. определе­ние понятия «уступить дорогу» в п. 1.10). Если возможно продолжение движения и водителем, и пешеходом, в результате которого никто из них не будет вынужден менять скорость или направление движения, и при этом они спокойно разминутся (пе­шеход на другой полосе движения) — обязанность уступить доро­гу не возникает в принципе.

  Все это нужно объяснить инспектору. А если протокол все же составляется — отразить свою позицию, четко и со ссылкой на пунк­ты ПДД, в своих пояснениях.

  Здесь есть тонкость. Чтобы доказать со стопроцентной точ­ностью, что водитель был неправ, сотруднику ГАИ нужно взять объяснение у пешехода, который был вынужден «изменить ско­рость или направление движения», чтобы обеспечить свою бе­зопасность. Если такового в деле нет, можно считать, что нет и доказательств.

  При рассмотрении дела в суде (а лучше — заранее) водитель может заявить ходатайство о вызове в суд сотрудника ГАИ, соста­вившего протокол. И задать ему в заседании вопрос: «Почему у пешехода, права которого якобы были нарушены в результате мо­их действий, не было отобрано объяснение?» Ведь, согласно ст.269 КоАП, такой пешеход является потерпевшим. Не обеспе­чив его участия в процессе, не установив его личность, сотрудник ГАИ, по сути, нарушил его права! А одновременно — и сделал не­возможным правильное рассмотрение дела с оценкой всех его об­стоятельств и доказательств.

  На все это нужно обратить внимание судьи, лучше письменно (в ходатайстве). И обратиться с просьбой прекратить дело за от­сутствием в действиях водителя состава административного пра­вонарушения.




Онлайн регистрация

Участникам

 

- 2 грн/л

 

 

- 2 грн./л на топливо

- 30 %

- 30% на виды страхования

0 грн.

Бесплатные юр. консультации

- 25 %

- 25% СТО

24 / 7

Круглосуточная поддержка при ДТП

24 / 7

Автоассистанс
по Украине и странам ЕС

до 30 %

Партнерские скидки


Наши Партнеры

Украина, Киев
ул. Дмитриевская, 18/24,
11 этаж


www.u-drive.com.ua


+380 (44) 531 30 28
+380 (93) 349 49 49


info@u-drive.com.ua